Таксисты и голоса детей

Еду сегодня на работу, и таксист вдруг говорит «вот представляешь, я армянин…». И я думаю «ебааать, щас начнется песня про великомученичество, самый крутой геноцид и первохристианство». Но нет, он говорит «… и армянскую музыку не люблю!». Я вяло говорю «почему?». И тут мужик мне выдает слово в слово мое обоснование того, почему я не слушаю русскоязычные песни. Обоснование следующее: я автоматически понимаю их слова и чаще всего они меня удручают, иногда раздражают и изредка веселят. А с англоязычной музыкой все не так — я понимаю ее текст, только если специально и старательно вслушиваюсь, но поскольку я специально не вслушиваюсь в слова — я их не понимаю и могу базировать ощущения в голове на мелодии и голосе. Поэтому у меня в медиатеке на 3500 песен русских, кажется, всего 12. В общем мужик мне это все задвинул, я с восторгом выслушал, поделился тем, что «я тоже, я тоже» и мы поехали под Брюса Спрингстена дальше. Такой тип таксиста встречается раз в 3891 лет и я был благодарен случаю за сегодняшнее совпадение.

А еще я сегодня слышал какую-то песню в исполнении то-ли внучки (то-ли правчнучки, то-ли праправчнучки) Азнавура, в общем совсем маленькой овечки. И у меня окончательно выкристаллизовалось, почему я терпеть не могу детское пение и, в частности, всякие «Голос-дети» и «Икс-фактор дети». Потому что дети же тупые (в смысле объективно и по-жизни, то есть они не рожали, не страдали, не теряли близких, не женились и не разводились), поэтому даже в самом идеальном исполнении песни детским голосом я слышу только технику, но, прощу прощения за пафос, не душу. А поскольку технически я вполне могу заставить идеально петь компьютер, брать сто сорок октав и пердеть «свистковым регистром», то дети в этом смысле мне кажутся ненужной тратой биоматериала. Пусть поют, только не в меня. А параллельно пусть растут, заодно пусть проживают длинную и сложную жизнь, и тогда у них появится шанс меня тронуть. Тасскаать, «задеть за живое». А пока им пять лет и они ангелочки — таких шансов у них нет.

На этом у меня к вам все, потому что у меня есть очень важное дело — мне надо поменять прямую вилку у маминого кондиционера на угловую.

Не работай там, где ебешься

У меня всегда был и есть железный принцип — не работать у знакомых и друзей, а так же со знакомыми и друзьями. Причем, в обратном порядке — пожалуйста и сколько угодно, знакомиться на работе и потом дружить можно без проблем; наоборот — никогда. Пока этот принцип я ни разу не нарушил и очень этому рад, потому что регулярно вижу пиздострадания тех, кто подобного принципа не имел, или имел, но нарушал. Теперь к этому принципу я подмешаю еще один смежный: никогда не «сводить» знакомых для последующих «бизнес-интересов», иными словами, не «пристраивать» знакомых к знакомым. Все взрослые люди ебаться должны сами, с тобой они могут потом делиться результатами этих еблей — пожалуйста, сколько угодно.

P. S. Вообще любой «конфликт интересов» бывает хорош только тогда, когда нужно с целью какой-нибудь манипуляции создать конфликт интересов, в остальных случаях он, как правило, не нужен и мешает.

У Машеньки всегда пиздецома

Что-то давно мне не предлагали помочь с укладыванием вещей и покупкой билета «туда, откуда приперся». Щас мы это исправим. Значит, среди армян (точнее — среди ормян, конечно) пиздец как дохуя попрошаек. Реально дохуя! Приведу несколько примеров.

1. Я въезжаю в квартиру, живу в ней неделю, никого еще не знаю. Стук в дверь. На пороге стоит женщина, которую я пару раз видел во дворе и говорит «вы русский?». Я говорю «да». Она говорит «у меня дочка в больнице, вы не поможете деньгами?». Я сильно сокращаю, потому что, разумеется, первые пять сообщений (зачеркнуто) фраз были посвящены «как дела? как вам армения? а вы один тут?», и только после этого баба перешла к главному.

2. Еду в такси. Таксист молчит. Мне звонит клиент, я отвечаю, разговариваю, кладу трубку. Вдруг таксист на ровном месте начинает рассказывать, как у него болит печень, потому что «в крови цинк», и что ему нужно срочное переливание, иначе он умрет, а стоит оно десять тысяч, а у него есть только две и не поможешь ли ты, брат, вот запиши телефон, я верну, хорс арев.

3. Покупаю лимоны у дядьки на улице. Покупаю неделю, где то по штуке в пару дней. На шестой день дядька тактично отводит меня в сторонку, рассказывает «очень издалека», откуда он, почему здесь, как его депортировали из Крыма и как у него там умирает мать, а ему нечем ей помочь, просит «хотя бы тысяч пять».

4. Месяца не проходит, чтобы мне не написал в Фейсбуке незнакомый человек (чаще всего мужского пола и более чем цветущего вида) о том, «как у меня дела, как родные, как мне армения, как у него все плохо с работой и как ему срочно нужны деньги на что-то очень важное». Причем, мне нравится, что у «первых христиан» реально ничего святого, ибо в качестве аргументов у них обычно умирают матери, дети или, в редких случаях, младшие братья / сестры.

И это все, прошу заметить, не нищие на улице, которых тут тоже дохуя. Это люди со смартфонами и фейсбуками, в худшем случае — вполне чем-то занятые (ну типа торговли лимонами). И это реально пиздец, граждане. И в России реально такого нет, потому что там незнакомый человек точно знает, что его пошлют нахуй с вероятностью 146%, потому что он не-зна-ко-мый, блять. А тут, получается, гарантия посыла меньше, чем 100%, раз люди этим занимаются. И меня удивляет, куда в этот момент девается гипертрофированное чувство собственного достоинства, кавказская гордыня и прочее? В жопу, видимо.

Главное, я не езжу на «Ламборджини», не ношу мехов и золота и вообще, на мой взгляд, произвожу впечатление человека с оооооочень обычным достатком. Но отбоя от попрошаек все равно нет.

Печально, печально. Грант, где ты? Купи мне билет!

Newsarmenia.am жжот

Newsarmenia.am пишет:

«Украинская певица крымскотатарского происхождения с армянскими корнями, победительница «Евровидения-2016″ Джамала впервые выступит в Ереване».

А я думаю «ебаный насос, какие, нет, КАКИЕ комплексы нужно иметь, чтобы написать такой заголовок». «Российский дизайнер славянского происхождения с греческими корнями, финно-угорскими ветвями, белорусскими бутонами, еврейским цветоносом и, наконец, с украинскими сбритыми волосами Александр Глазунов второй раз нарисует логотип для Армянской Апостольской церкви».

Короче «Лавров, приходи!», тут «дебилы, блядь».

Котёнок Shema

Фейсбук показал мне рекламу щас, вот с таким текстом:

«Лучшая игрушка для детей в мире? Наверное, нет. Но котёнок Shema точно умеет мурчать, светиться и петь колыбельные голосом Марины Лисовец. А ещё у него бьётся сердце, им можно управлять дистанционно и доступны 4 варианта цвета».

После фразы «петь голосом Марины Лисовец» у меня пролился кофе из ноздрей и попал на клавиатттвпоыупидыщгкпрдыгу.

Гвоздь в жопе

А еще я терпеть не могу, когда спрашивают «как чувствуешь?» без уточнения что и где. С одной стороны — понятно, что чаще всего это означает «как [себя] чувствуешь?». С другой стороны, эти четыре буквы произнести несложно, а фраза без них звучит так же, как выглядит человек без ног или без ушей. С третьей стороны, поскольку все же есть вероятность, что имеется ввиду «как чувствуешь хуй в жопе?» или «как чувствуешь шило в глазу?», уточнение объекта/субъекта необходимо еще и из соображений фактологии. А то мало ли.

Диетолог вместо невролога / Совет дизайнерам #13

«Ничего, если я найму диетолога вместо невролога? Звучит почти одинаково», сказал в одной из серий доктор Хаус. Сегодня френд, хороший журналист, написал такую вот фразу:

«Это работа такая; ты погружаешься во все, с чем сталкиваешься, пытаясь расставить все по полочкам в деле и дорыться до сути».

Я понял, что это идеальное определение функций хорошего арт-директора и, как следствие, я понял, что хороший журналист и хороший арт-директор вполне взаимозаменяемы. Щас поясню: хороший арт-директор должен погрузиться в тему, с которой работает, иначе работающий его руками дизайнер не высрет ничего сильного. Скажем, если ты делаешь сайт для пластического хирурга — ты должен разобраться в липосакциях, блефаропластиках и удалениях рубцов если не как хирург, то как ассистент точно, иначе ты не поймешь, зачем на сайт приходят посетители, что им нужно и как им это наиболее разумно преподнести. Если ты делаешь каталог ортопедических матрасов, то без знания того, что натуральный латекс делается из сока гевеи и того, к чему приводит отличие в сопротивлении сжатию у разных видов пенополиуретана ты не найдешь красивых картинок, помимо спящих телок и не поймешь, чем матрас для бабки должен отличаться от матраса для бабы. Без изучения рынка готовых соусов ты никогда не сделаешь такую этикетку майонеза, которая будет реально выделяться на полке среди других и реально продавать. И так далее. Ну вы поняли, вы же не тупые. Оба, к тому же, должны проверять источники информации, иначе рано или поздно выплывет какое-то говно.

Дальше, и арт-директор, и журналист должны выбить из себя вкусовщину и субъективизм. В противном случае из журналиста получается пропагандист, а из арт-директора — чувак, который делает не эффективные продукты, а нравящиеся ему, то есть говно. Журналисту может очень не нравится то, о чем он пишет, но, если он профессионал — он должен осветить вопрос, причем желательно без оценок и вердиктов, а исключительно ради предоставления читателю информации как пищи для собственного ума. Арт-директор должен забить себе в жопу нелюбовь к красному цвету, если надо нарисовать кнопку «удалить», потому что ее заметность важнее для пользователя, чем цветовые предпочтения арт-директора.

Еще дальше. Оба профессионала должны хорошо владеть как устной речью, так и эммм… пером. Журналист — понятно почему; арт-директор — потому что эта профессия требует, чтобы он разруливал творческие запоры не только у дизайнеров, вбрасывая обличенные в слова идеи, но и у копирайтеров, у которых вдруг не рождается слоган или абзац. Кроме того, арт-директор часто общается с клиентами и от убедительности его красноречия зачастую зависит, будет ли принят вариант дизайна или концепт рекламной кампании.

Наконец, оба должны по возможности использовать здравый смысл там, где можно и там, где нельзя (тем более). Вроде бы очевидно, почему — потому что иначе у журналиста получится графоманский высер, а у арт-директора — психоделический образец современного искусства.

Представители обеих специальностей на работе чаще всего разговаривают профессиональным языком, то есть матом; часто испытывают идиосинкразию от реальности, но не боятся каждый раз, преодолевая ее, делать работу. В конце концов и те, и другие бухают не хуже неврологов и хирургов.

Такой подход к работе в целом и к информации в частности неминуемо прокачивает механизм, который отвечает за любознательность и приводит к тому, что у человека сильно расширяется кругозор. Поэтому, помимо «скиллов» в профессии, у такого человека чаще всего вырабатывается способность быть собеседником, с которым интересно поговорить практически на любую тему.

Так что да, вместо арт-директора вполне можно взять на работу журналиста. Или невролога. Или наоборот.

Разбитое сердце

Ну, не совсем сердце и не совсем разбитое, конечно, но чего только, блять, не напишешь ради красоты заголовка. В общем, мою свинью* кокнули! Вместе с ней кокнули и мое сердце, разумеется. Поэтому я пошел в аптеку, купил пластырь и велел починить свинью (ну и сердце заодно). И ее починили, и даже восстановили редкую для свиней окраску:

Разбитое сердце

* Это свинья, если кто не в курсе (как вариант — большая панда, но в общем никак не корова). Если кто не верит, то вот пруфы (один: https://glazunov.am/blog/e-pur-si-muove, два: https://glazunov.am/blog/bolshaya-panda-i-kaban, рождение: https://glazunov.am/blog/kaming-aut-8).

Ну вот и дожили — 2

Продолжение начатой вчера рубрики «Ну вот и дожили». Сегодня подруга мне сказала, что я произвожу впечатление человека, который «тратит деньги с умом». Всегда был уверен, что могу произвести совершенно любое впечатление, но никак не это, от слова вообще. То есть, я конечно же трачу их с умом, просто ум, кажется, использую какой-то не тот. Задний, м. б.

Как меня повесили

Короче, есть игра «виселица». Смысл в том, чтобы угадать слово, написанное как-то так «_ _ _», а «виселица» — потому что количество попыток для угадывания ограничено количеством частей тела у рисуемого на виселице человечка. Выглядит человечек обычно примерно так:

____
|    о
|    |
|   -О-
|    |
|    /\

То еть попыток не то чтобы сильно много. И в общем мы одно время с коллективом, когда ходили отланчовывать (спасибо за чудное слово, Тигран джан) играли в «виселицу», пока ждали. И вот значит, однажды, за столом происходит такое действо: ланч давно остыл, все коллеги сгибаются от хохота, на бумажке нарисован человечек с пальцами, хуем, волосами, глазами, губами и прочими дополнительными попытками угадать букву, над бумажкой склонился поседевший я, а на бумажке написано «к о с т _ л ь». В итоге я сдался и меня повесили.

Я реально подбирал буквы уже тупо по порядку, с сожалением понимая, что слов «костэль» и «костюль» на самом деле нет, это не коллеги надо мной издеваются. Прикинуть на место пропущенной буквы «ы» мне в голову так и не пришло. История получила широкое распространение среди коллег, а фраза «да тебя вообще на костыле повесили» использовалась, когда надо было усмирить меня, если я сильно умничал.

Но это ничего, я повесил коллегу на слове «обезьяна» однажды, она примерно как я зависла на ровном месте и не могла угадать букву «я».