Ватникам не понять

Значит, чуть раньше я спросил:

«А вот мне интересно, чем полезно перекрыть, например, улицу Кочар? Ну ок, я ехал до работы не 15 минут, а час. Но почему-то у меня не появилось от этого ненависти к Сержу и к текущей власти. […] Появилась только к долбоебам, перекрывшим улицу».

Со скрипом мне разъяснили смысл этого действия. Типа, перекрывание таких вот маленьких и безобидных улиц «создает проблемы мусорам добираться до места собраний». Ок, со скрипом понимаю, хотя все же не до конца. То есть, понимаю ту часть, которая касается создания проблем мусорам. Более того, я принимаю, что конкретно мои трудности с перемещением по городу не должны кого-то особо ебать. Одновременно с этим, мне много раз в предыдущем посте сказали что-то типа «Ты называешь долбоебами людей, которые от безысходности пытаются хоть что то делать. […] Они детей своих теряют и живут как рабы». Согласен, терять детей и жить как рабы — неприятно и неправильно.

Но.

Пробки, призванные создать проблемы ментам, парализуют, по-моему, и простых смертных тоже. Ну то есть в них стоят машины, которые везут в магазины еду; в них стоят маршрутки, в которых сидят врачи, учителя и прочие простые и крайне полезные граждане; в них стоят другие люди, более важные, чем я, опоздание которых куда-либо может быть вредным Родине и Стране. Получается, что «помешать мусорам» все же важнее? Ладно, ок. Как мне, опять же, написали в прошлом посте — «ватникам не понять, что происходит в Армении».

Едем дальше: вчерашнее бибиканье всех и везде каким образом стимулирует уход Сержа с поста? Наверное, оно парализует мусоров, а у особо нежных вызывает припадки эпилепсии, в результате чего они не могут добраться до «места собраний»?; возможно оно даже как-то сплачивает людей, делает их более солидарными друг с другом. Возможно.

Но.

Разве оно не мешает спать простым бабушкам и дедушкам, а так же «друзьям, братьям и сёстрам» которые, например, лежат дома и болеют. Или это как с фразой, которую обычно ошибочно приписывают Чубайсу: «нет ничего страшного в том, что часть пенсионеров вымрет, зато общество станет мобильнее и появится рынок». Если это так, то это уже напоминает «русский бунт, бессмысленный и беспощадный». И если «тактика действий работает на благо стратегии» (из коментов к прошлому посту), в том числе таких вот, как бибиканье, действий, то почему бы не пойти дальше?

Можно, например, пройтись вечером по цивильным районам и заварить двери подъездов, чтобы люди утром не смогли выйти из дома. Всяко же в каждом доме на сотню «простых смертных» есть один негодяй и мерзавец, который «за Сержа».

Можно расхуярить и закрыть магазины и аптеки (было такое предложение где-то), принадлежащие олигархам, чтобы «все покупали все у бабушек и дедушек». И похуй, что бабушкиного и дедушкиного хватит дня на три. Аптеки вот, принадлежащие олигархам, тоже предлагалось байкотировать, а покупать все нужное в частных и маленьких. И похуй, что в маленьких и частных кроме аспирина ничего нет.

Много чего можно сделать, не буду углубляться, просто я всегда пытаюсь понять «зачем» (и иногда называю некоторые вещи долбоебизмом), но в ответ слышу только «ватникам не понять» и «сам долбоеб». Ни с тем, ни с другим у меня, кстати, не возникает позывов спорить.

P. S. Повторюсь, каждый отдельный человек в этих вот, например, перекрывающих улицы группах, может быть умен, смел и прекрасен. «Долбоебов» следовало заменить на «долбоебизм», имея ввиду совершаемые ими действия. Сорри.

Расфренд и подписон

Любопытно, что когда публикуешь что-то с большим количеством мата в тексте, прибавляется какое-то количество френдов, количество подписчиков не меняется. Когда публикуешь что-то пошлое с большим количеством мата в тексте, количество френдов убавляется, подписчиков остается столько же.

А вот когда публикуешь текст, в котором приводятся какие-то физические действия пошлого характера, даже в качестве микропримера («он подрочил», «она отсосала», «она подрочила», «он отсосал» и так далее) — количество френдов резко падает, количество подписчиков резко вырастает.

Любопытно.

Уганда, Уганда, Уганда!

Всю дорогу в такси у меня (под рассказы о том, каким крутым мотоциклистом был до революции таксист) крутилась мысль, что было что-то смешное по поводу запрета секса и до Уганды. И я вспомнил! Родной, милый, всенародно любимый Сапармурат Ниязов, также известный как Туркменбаши или «вечно великий глава туркмен» тоже хотел запретить секс, да не только оральный, а вообще весь, если только он не для «детопроизводства».

Секс, как средство увеселения, был запрещён. «Каждый истинный туркмен, — говорится в „Рухнама“, — должен отождествлять себя со страной, её культурой и бытом. Совокупление всегда было и остаётся для подлинного гражданина делом детопроизводным, исключительно государственным. Личное удовольствие не распространяется на прогрессивную культуру туркменского народа».

Источник

Мне искренне кажется, что когда правители так старательно лезут в койки к народу, значит у них в койках все совсем плохо и мне даже становится их как-то жалко. Хотя, конечно, это все нихуя не смешно; ни в Туркмении тогда, ни в Уганде щас.

Мэр Еревана

Блять, и как же я забыл поздравить граждан Армении с вступлением в должность вновь избранного премьер-министра Сержа Саргсяна? Поздравляю, наслаждайтесь. Я как обычно о другом, хоть и о политике. Про Сержа я не знаю совсем ничего и претензий к нему у меня нет, как и к нашему Вовке. Хотя одна претензия есть — все-таки надо было ему, когда он поздравлял по телеку народ с Новым годом, надеть серьги-кольца (тонкие и большого диаметра, вот дамы поймут), а так хуй с ним.

Я про другого персонажа, а именно — про мэра Еревана, Тарона Маргаряна. На фоне народных гуляний новостей о нем как-то поубавилось, а ведь его тоже принято хуесосить почем зря (и, видимо, не почем зря). Я щас расскажу сказку. Значит, жил-был в далеком Сибирском городе Красноярске я. В этом городе, как принято в России, денег было дохуя-дохуя, а народ жил плохо-плохо. Мэры там были сплошь гондоны, мудаки и пидарасы (так было принято о них говорить), но поскольку я обычно руководствуюсь тем, что вижу, у меня было иное мнение: мэров там как будто не было вовсе. Потому что решение построить какой-нибудь парк превращалось в стрительную площадку лет на десять; долгосторои стояли с моего рождения (некоторые из них стоят до сих пор); на центральных улицах города до ближайщей урны от любой точки было метров 300, а до ближайщей скамейки 500. На не центральных улицах города люди вообще плохо понимали, что такое скамейка и урна. Так было всегда, пока я там жил, так было и четыре года назад, когда я уезжал. Повторюсь, денег у Красноярска если и не дохуя, то точно в разы и на порядки больше, чем у Еревана. Ну, все-таки Сибирь, газ, нефть, ГЭС. Быстро на моей памяти начали строить только четвертый мост, но это по личному пинку Вовки.

В Ереване я вижу кучу говна сплошь и рядом, ебучий Санитек и вообще — гору проблем. Но. Параллельно с этим я за четыре года стал свидетелем того, что город реально изменился, причем в лучшую сторону и существенно для своей величины (Ереван все-таки несколько больше Капана). Я могу прижать жопу и посидеть каждые 30 метров не только в центре, но и на большинстве окраин; «экологически ебанутые» приятели вполне могут делать мне замечания о том, что я бросаю бычок под ноги, потому что ближайшая урна обычно на расстоянии трех шагов и у меня нет оправданий типа «некуда». Я увидел, как за четыре года появилось несколько парков, из свай (когда я приезжал) появился цирк, который внешне уже похож на цирк. Я не могу сходу припомнить ни одного долгостроя, во всяком случае в более-менее центральной части города, вокруг которого не происходила бы какая-то созидательная движуха.

И вот мне интересно, те кто страстно хуесосят Тарона, они реально говняного мэра не видели, или им лишь бы попиздеть? Я не знаю ничего про текущего мэра Еревана как про человека. Может быть он страшный коррупционер; может он разговаривает матом при дамах; может быть даже кладет ноги на обеденный стол. Я вижу только результаты деятельности его и его команды и они меня чаще радуют, чем наоборот. Но когда я где-то в тему говорю, что, типа, «ребята, у вас клевый мэр», мне говорят «да как ты можешь, он вор, жулик и вообще!». И тогда я понимаю, что это просто пиздобольство, потому что мухи должны быть отдельно, а котлеты — отдельно. Коррупция — это плохо, надо бороться. Улучшение города — это хорошо. Пизжение бабла при улучшении города — это плохо, надо бороться. Но про пизжение бабла я ничего не знаю, а по городу я каждый день хожу ногами и смотрю на него глазами. И вижу, что происходит, а своим глазам я пока верю. К тому же текущий мэр Еревана — не старый пердун, из которого песок сыплется и которому по утрам «вливают завтрак», что тоже приятно.

Единственное, что я заметил — у Тарона удивительно скучная пресс-служба, и даже как-то написал об этом (вот тут: https://glazunov.am/blog/prodolzhal-sledit-za-prodolzhayushhimsya-xodom-rabot). С другой стороны, я не знаю мэра, новости которого было бы интересно читать, там у всех «шершавый язык плаката».

Друзья

В 2009 году меня осенило: я понял, что у подавляющего большинства людей совсем-совсем нет друзей, в моем понимании этого слова, разумеется. Мое понимание этого слово прям как я сам — с каждым годом хотело бы стать проще и глупее, но почему-то поступает четко наоборот. И вот помимо совсем уж очевидного и «детского», типа «можно положиться», «интересно вместе» и прочего бла-бла-бла один критерий с годами набирает вес. Мне важно, чтобы с друзьями я имел возможность не фильтровать базар, во-об-ще. Идеально, чтобы и они имели такую возможность и желали ею пользоваться. «Не фильтровать базар» — не в смысле крыть друг друга хуями и не получать за это по ебальнику, разумеется. Это подразумевает такую степень откровенности, когда в разговоре о чем-то и перескакивании с более-менее отвлеченной темы на совсем личный пример у меня не возникало необходимости прикусывать язык, потому что, типа, «он же не в курсе, блять!». И наоборот, в смысле по направлению от друга ко мне. Тут есть тонкая грань между «душевно-физиологическим эксгибиционизмом», который я совершенно не приветствую; например, слушать как, от каких действий и какими объемами сквиртует дама сердца друга мне не очень интересно, во всяком случае каждый раз. С другой стороны, мне важно знать, что если другу по какой-то причине будет важно об этом однажды поведать, у него не сработает внутренний стопор «ой, нет, это слишком личное». То же самое по направлению от меня к друзьям.

Дальше вся эта тема делится на несколько.

Во-первых — как я уже сказал, таких друзей почти не бывает. У всех есть какое-то количество приятелей разной степени близости, но это все говно на палке, то есть стоит довольно недорого. Собственно, не всем это нужно, более того — не все знают, что так бывает, и довольствуются «приятельствованиями», искренне полагая, что это и есть друзья. Я, однако, был избалован наличием в течение многих лет именно такой, описанной выше, компании; да не из двух, а аж пятерых, включая меня, человек.

Во-вторых — печальная правда жизни заключается в том, что после лет, этак, 25 друзья уже не заводятся. Ну, кроме как в порядке редчайшего исключения. Статистика моих приятелей и знакомых говорит о том, что всякие «друзья детства», «сослуживцы» и «сокурсники» при рассмотрении под лупой оказываются как раз приятелями и рано или поздно либо отваливаются, либо превращаются в дежурно-ненужный балласт. А вот морально-интеллектуальная почва для выращивания дружеских отношений обычно сочетается у людей с обстоятельствами, позволяющими этому произойти лет в 17-25, редко раньше и почти никогда позже, что печально, но не будем же мы печальности из-за отметать научный факт.

В-третьих и в-главных — когда я переезжал в Армению из России, фактор неизбежной постепенной потери своей компании был для меня одним из главных «против». Однако, когда я приехал и начал здесь жить — все «за» катализировались реальностью и успокоили меня. Но отложенная проблема заключалась в том, что я, во-первых, приехал в страну, в которой не знал ни одного человека, во-вторых мне было существенно больше образных 25 лет.

Из всего этого у меня есть один вывод и одно наблюдение.

Вывод меня и радует, и не радует: в моем, довольно широком, кругу общения сейчас есть два с половиной человека, которых я мог бы назвать друзьями исходя из вот этой, своей, системы критериев. Это не радует, потому что это меньше чем то, к чему я привык. Радует, что это больше нуля, что, учитывая все обстоятельства моего здесь появления (включая мой характер, разумеется) — почти чудо.

А наблюдение, когда оформилось у меня в голове, почти поразило: здесь, в Армении, одиноких людей среднего возраста, чудовищно одиноких, прям до волчьего воя в ночи, в тысячу раз больше, чем я привык наблюдать в России. С одной стороны, каждый человек здесь окружен сотнями сотен родственников и друзей; с другой стороны (а возможно — именно поэтому) почти никто не имеет вот того самого узкого «ядра друзей», с которыми можно не бояться быть во-об-ще любым и проговориться о чем угодно.

Нам пишут

Я сижу у окна. Я помыл посуду. // Я был счастлив здесь, и уже не буду.
[…]
Я сижу у окна. Вспоминаю юность. // Улыбнусь порою, порой отплюнусь.

В ответ на вакансию нам пишут:

Ищете крутого дизайнера , но сами не попали даже в первую тройку! Уж лучше в Kojoyan, чем к вам!!! Вы наверно только материться можете научить хорошо.

Речь об этом: https://glazunov.am/feedbacks/mcmlxxxiv-v-nominacii-lider-prodazh.

Человек не обратил внимания на то, что дата публикации — 1 апреля; не понял, что такого, как MCMLXXXIV вообще не бывает; не заметил еще как минимум трех ошибок в «дипломе». Сцуко, базара нет, лучше в Kojoyan, чем ко мне.

Где ты, о прекрасная принцесса? А так же прекрасный принц, ужасный гуманоид, одноногий и полуслепой инвалид, по совместительству проститутка-гей-массажист из Катара — пишите, это не больно. Много от вас не нужно — мозг, пара слов о себе и пара работ.

Народные гуляния и ЛГБТ

Френд натолкнул на мысль. Я вот не читаю до обеда (после — тоже) армянских газет, но мне интересно, тут про оппозицию пишут как в России, типа «умные, приятные, красивые лица», а про власть типа «уроды» или»мерзкие рожи»? Но мысль была другая. Интересно, больше ли геев и лесбиянок среди участников народных гуляний, чем вне их, чисто в процентном соотношении? Потому что если больше — то можно же замутить крутой перфоманс! Позвать Рики Мартина с армянским мужем (а что такого, на Майдан в Киеве кого только не звали) и этого, местного кандидата в Евровидение, как его там; они устроят песни и пляски, их начнет пиздить гомофобно настроенная часть оппозиции, менты начнут пиздить их, действующая власть еще сильнее залегитимизируется, потому что будет показывать на эту пиздопляску мировому сообществу и говорить «видите, мы практически Голландия, защищаем всех; ну а одна маленькая граната это просто потому, что понедельник — не лучший день для взятия парламента, приходите в среду с трех до пяти».

Но дело даже не в этом. Если исходить из первой строки и принять за данность тот факт, что в народных гуляниях участвуют исключительно «умные, приятные, красивые лица», то есть надежда, что под конец они еще и перетрахаются, как в «Парфюмере». Никакого бесконтрольного взрыва демографии! Сегодня вот я покупал сигареты в «Эврике», которая на Баграмяна, а парень передо мной брал презервативы, которые «для долгого секса», значит лица не только «умные, приятные, красивые», но и сознательные. А может парень был геем? Тогда он примкнул бы к танцующим под Рики Мартина, его бы тоже отпиздили, а мы с Розой получили бы серию поводов устроить прекрасные, блестящие срачи. А то из-за этих митингов Фейсбук похудел и даже как-то, я бы сказал, потускнел.

В общем, кто-нибудь исследовал вопрос процентного содержания геев и лесбиянок среди участников народных гуляний? Мне для дела надо, вы поняли. Или вообще весь город хуй пинает и не работает?

Cups of coffee / Совет дизайнерам #5

Короче, бывает, заходишь на сайт какой-то веб- или дизайн-студии, а там есть такая строка со счетчиками, в которой написано что-то типа «закодили 37000 строк кода, сделали 37 сайтов, выпили 3700 чашек кофе». В принципе, меня вся эта строка бесит, потому что природа ее возникновения — покупка шаблона сайта для «Вордпресса», в котором разработчики хотели показать, что их шаблон умеет делать красивые счетчики и для этого написали про строки, проекты и кофе. Бесит меня то, что некотором студиям лень эту строку убирать (надо ведь тогда подумать, что вместо нее поставить, для чего, в свою очередь, надо задействовать мозг), и остается этот злоебучий бред. А «злоебучий бред» это потому, что всем (в первую очередь — клиентам) глубочайшим образом похуй, сколько чего дизайн-студия сделала. В последнюю очередь клиента интересует, сколько строк кода студия написала и сколько сделала проектов (да-да, клиентам интересно ни «сколько», им интересно «работают ли, посещаемы ли, удобны ли и где посмотреть»). Милая шутка о том, что команда, то есть, простите, стафф, не спал сто ночей и выжрал 3700 чашек кофе, умиляет на первом просмотренном сайте. На втором у клиента появляется мысль «о бля, снова кофеинщики». На третьем он думает «да заебали со своим кофе!». На четвертом у него в голове пробегает «а чо вы, блядь, не написали, сколько килограмм говна высрали за время своей деятельности?», потому что полезность и умильность одного и другого к пятому сайту становится примерно одинаковой.

Я, скажем, в сотый раз увидев «счетчик чашек кофе» вспоминаю девяностые годы и фото рукопожатия, которое печаталось в любой рекламе — страхования, банка, клиники, ассенизационной компании и родильного дома. Оно было совершенно одинаковым, вплоть до отпечатков пальцев. Ну, потому что тогда интернет был дорогой штукой, а на компакт-дисках с клипартами были эти руки. А у дизайнеров не было мозгов, как и сейчас, поэтому как только они видели эти руки, в мозгу вспыхивала лампочка «о, партнерство + доверие, отлично» и руки вставали на макет. В нулевые владельцы рук, то есть модели, точно уже лежали в гробах (уверен, в разных), а их руки все еще торчали из всех щелей. И, наконец, в «десятых», благодаря интернету, ассортимент рук несколько расширился (хотя их по прежнему хуярят куда угодно, с поводом и без).

Сайты дизайн-студий, кстати, заслуживают отдельной статьи, на которую у меня щас не хватит времени. Больше всего они напоминают маленьких девочек, которых по-отдельности оставили дома одних, и каждая из них напиздила у мамы косметики и шмоток, наебашила лицо сделала мэйк-ап и принарядилась, чтобы другие дуры увидели, какая она красивая и «как умеет». Дизайн-студии делают себе сайты, на которых показывают все-все свои «достоинства» и бренчат всеми-всеми технологиями, закапывая все глубже и глубже то, ради чего, собственно, на их сайты заходит клиент — портфолио проектов. В результате, чтобы увидеть, что реального сделала студия, надо сначала понять, в какую сторону на сайте прокрутка, потом промотать хуеву гору счетчиков, диаграмм, фоток стаффа «в образе» и «как есть», прочитать про чашки кофе и строки кода и, может быть, наконец, увидеть заветное «портфолио». В котором, чаще всего, забыта рубрикация и не хватило времени на пояснительные тексты.

Когда я однажды писал про воскресшие руки из девяностых, я закончил пост фразой «дизайнеры, оставьте руки в покое, полезнее будет прикрепить к своим голову». 21 век уверенно шагает по планете (или планета по 21 веку), а совет дизайнерам по-прежнему актуален.

По поводу «общественных волнений в Ереване

Кстати, по поводу «общественных волнений в Ереване» не писал только ленивый, вот и я не напишу. Напишу я о другом: в пятницу (тринадцатого, да-да-да), я запостил объяву, что мне снова нужен дизайнер-помощник, которому будет очень плохо, но который очень быстро и качественно вырастет (не пижжю, вот тут бывшие пишут: https://glazunov.am/everything/feedbacks).

До сего дня мне успели ответить человек 8, из которых, как обычно, 5 — ландшафтники и дизайнеры интерьера (очевидно, слепые: прочтя объявление и те и другие должны прийти в единственному выводу — «нас тут не ждали»; как слепые люди могут заниматься дизайном ландшафта и интерьера, для меня загадка).

Оставшиеся трое сказали, что хотели бы свободы в творчестве и в жизни, «типа вот как у вас», чем убили дальнейший диалог. Кстати, забавно, но один из них все же отучился в @KojoyanSchool, хотя я отдельно упомянул, что выпускникам сей богодельни не стоит подходить ко мне на пушечный выстрел. Кстати, многие спрашивают «почему». Я объясню. Факультет дизайна в Государственном Институте искусств Еревана плодит молодых дебилов с нулевой ценностью в коммерческом дизайне, но с пиздец какими амбициями; «Коджоян» же делает то же самое, но конвейерно, экспрессом и за небольшие деньги. В результате дебилов из «Коджояна» за месяц выходит больше, чем из института искусств за год.

Так вот, пока прекрасный принц не нашелся (равно как и прекрасная принцесса, ужасный, но талантливый гуманоид и т. д. — мне все равно кто) я хочу сказать одно: когда я вчера, в субботу, шел домой с работы в 11 с копейками (я не официант, если что) вечера, на площади начиналась эта вот «граждански-активная» пиздопляска: то есть люди, молодые и дееспособные в большинстве, занимали места, чтобы следующую неделю пинать хуй и строить из себя «граждан».

Мне же всегда хочется сказать молодым «гражданам»: поработать, блядь, не пробовали? Толку для вас, семьи, мозгов и, в конце-концов, государства, было бы существенно больше. Но, к сожалению, поработать молодые «граждане» хотят меньше всего. Я, кстати, даже не могу сказать, кто мне в этой ситуации симпатичнее — действующая власть или вот эта толпа нихуянеделающих, которых обидело, что президент, видите ли, напиздел. Обманул, простите.

Еще, когда молодое «гражданское общество» вспоминает про необходимость «сменяемости власти» и косо смотрит на Россию, мне всегда хочется сказать: «на Германию гляньте, блядь! Меркель пересидела Путина, Брежнева, Берлинскую стену и, кажется, вдвое перебрала среднюю продолжительность жизни, почему вы не пиздите?».

Срывание бирки

В моей оферте на дизайн (https://glazunov.am/oferta), которую пиздят и пиздят (чему я, в свою очередь, радуюсь и радуюсь), есть пункт «Поставить на результат выполненных Работ надпись «Дизайн: glazunov.am», не вступающую в визуальную конфронтацию с элементами дизайна и не отвлекающую внимание от ключевых элементов дизайна», вот тут: https://glazunov.am/oferta#3.2.6

Недавно мы сделали BonnySleep — замечательный и очень крутой проект, во всех смыслах. Дело в том, что решение о запуске завода висело почти до Нового года, а когда было принято — начались бессонные ночи всех участников. Руководство не спало, потому что переживало, отобьются ли вложения. Маркетологи не спали, потому что анализировали рынок и думали в какой его сегмент и под каким названием войти. Технологи не спали, потому что ругались с маркетологами, которые генерировали все новые и новые серии матрасов со всем новыми наполнителями. Логисты и снабженцы не спали, потому что попробуй-ка усни, когда тебе под Новый год нужно добыть пару тонн кактусовой койры. Мы не спали, потому что превращали большой завод из состояния «у нас нет даже названия» в состояние полностью укомплектованного всеми необхоимыми внутренними информационными и внешними рекламными промо-материалами. Итог, помимо седых волос и морщин — кайф от того, что все получилось. Матрасы BonnySleep отлично продаются и высоко оцениваются покупателями, а мое портфолио пополнилось несколькими крутыми работами:

Логотип и стиль: https://glazunov.am/design/identities/styles/logo-and-identity-bonnysleep

Трехмерные модели: https://glazunov.am/design/misc/3d-models-of-mattress-bonnysleep

Буклет и каталог: https://glazunov.am/design/print/booklets/booklet-and-catalog-bonnysleep

Интернет-магазин: https://glazunov.am/design/web/sites/bonnysleep-mattressess-online-shop

Совсем недавно BonnySleep убрали со своего сайта https://bonnysleep.ru надпись о том, что их сайт делал я (не-не, не разглашаю, ибо тут https://glazunov.am/oferta#8.1 написано «…не относится к общеизвестной или общедоступной информации.»).

Я отношусь к этому вполне спокойно и аргумент заказчика понимаю. Ну хочется человеку, который впервые сшил клевую шмотку на заказ, чтобы все думали, что он купил ее в бутике (а то и вовсе сшил, но сам). Хочется — ну и бог с ним.

Но.

Я считаю, что справедливо ровно в момент «срывания бирки» отказаться от всякой технической и любой прочей поддержки проекта, даже если до этого было желание оказывать ее в рамках доброго расположения. То есть, перестать оказывать ее совсем, в любом виде. Ну, типа, не носишь форму ВВС — не требуй пенсии вэвээсника. Соскреб с телека логотип «Сони» — не удивляйся, что в сервисном центре его не опознают.

У каждого действия есть последствия, нужно всегда об этом помнить.