Про свободу, опять

Поскольку я обожаю двойные, тройные и четверные стандарты, в этом посте я буду называть себя блогером. Так вот, когда выяснилось, что я блогер и меня стала периодически почитывать моя мама, у нее ко мне, разумеется, возникли вопросы самого разного характера. Ну, начиная от «зачем столько мата» и заканчивая локальными «а вот в том посте ты так написал, а ведь это не так!». Я маму нежно обожаю и еще более нежно уважаю, поэтому мне стоило определенных внутренних усилий установить некоторые правила и рамки, а именно — не обсуждать со мной мои посты. Читать — пожалуйста, я никогда не писал под замок, но не обсуждать. Ну, как минимум, потому что у постов могут быть самые разные мотивы, начиная от накидывания говна на вентилятор и заканчивая искренним эмоционированием; как максимум — потому что у нас прекрасные, теплые и при этом достаточно искренние отношения и любую тему мы и так можем просто обсудить, не на основе написанного.

Я к тому, что очень давно я принял в качестве принципа, что высказывая какое-то мнение, я не буду останавливаться, если оно потенциально может обидеть моих близких, друзей или еще каких-то важных людей, или просто какую-то группу людей (и уж тем более всех остальных). В моей картине мира это называется уважением, потому что я не считаю своих близких безмозглыми баранами, принимающими все на свой счет и уважаю их право иметь любое мнение относительно любого моего мнения. Да, жизнь — сложная, я могу ненавидеть тупость и любить одного конкретного дурака; могу ненавидеть гламур и обожать конкретную гламурную дуру. «Всех остальных» я в принципе вертел на хую, поэтому если кто-то где-то обидится на мои слова — мне будет совершенно ровно. С тех пор я могу одним постом пройтись по всем гламурным дурам и идиотам, не делая оговорок; или написать о чем-то, что в корне расходится со взглядами моих близких друзей. И, слава аллаху, это пока не приводило к тому, чтобы «от меня отворачивались друзья» или чтобы мы ругались с родными. Ну а про «всех остальных» я уже сказал — они приходят и уходят каждый день десятками и такое положение вещей меня полностью устраивает.

Эта небольшой эпизод деятельности в моей картине мира именуется частью свободы (и, разумеется, ответственности). По этой причине, например, мне не пришло бы в голову оставаться работать в компании, где эту часть моей свободы попытались бы ограничить, сообщив, что «их сотрудник не может быть столь резок» или, типа «он не может быть против гомофобии» и все такое. Тут есть вполне четкая и логичная грань. Скажем, нельзя поливать говном компанию, в которой ты работаешь (а лучше — вообще ничем ее не поливать, сохраняя нейтралитет). Нельзя персонально обливать говном сотрудников компании, в которой ты работаешь, даже если они этого заслуживают (а лучше — вообще ничем не поливать, сохраняя нейтралитет). Нейтралитет лучше сохранять, даже покинув компанию, хотя в этом случае рамки чуток расширяются.

Так вот, за многие годы «блогинга» (пиздец, какое слово) я ни разу не пожалел об этом принципе. Во-первых, потому что я честен с самим собой и мне не бывает стыдно за свои взгляды любого периода, поскольку они никогда не формулировались под влиянием какой бы то ни было конъюнктуры (искренние заблуждения — другое дело, мы все люди). Во-вторых, потому что люди, однажды полюбившие тебя «за любовь к иисусу» (подробнее: https://glazunov.am/blog/ya-tozhe-obozhayu-iisusa) очень хорошо фильтруются, если ты завтра вдруг полюбил аллаха (в том смысле что умные делают выводы и принимают решения, а глупые хлопают дверями с криками «ты нас обманул»). В-третьих, потому что поступая так, ты физически чувствуешь тот самый маленький кусочек свободы, а это очень дорого.

Потому что в составе личной свободы нет дешевых компонентов.

Очередные «шашечки, или ехать»

Оказывается, когда мечта человека звучит как «съебаться нахуй из этого ебаного болота», это ужасно, потому что Родину называют «ебаным болотом».

А если мечта человека звучит как «съебаться нахуй из [название страны]», это почти прекрасно, потому что Родину не называют «ебаным болотом».

Я моментально вспоминаю анекдот:

— Такси?
— Такси.
— А почему без шашечек?
— А вам шашечки, или ехать?

И всегда поражаюсь, сколь многим нужны шашечки, а ехать или нет — не важно! И пусть это будет драндулет, болото, говно и срань, или пусть вообще не будет нихуя, главное — чтобы были шашечки.

Почему так?

Предположим, у меня есть десяток знакомых молодых (ключевое слово) людей. Когда мы познакомились (год-два-три назад), 9 из 10 имели одну мечту — «съебаться нахуй из этого болота». Я, в принципе, процитировал, но могу сказать так, чтоб не обидеть нервных — они мечтали уехать из Армении. Большая часть — в Европу, чуть меньшая — в США, и меньшинство — в Россию. Сегодня они продолжают хотеть ровно того же, правда, чуть реже говорят «ебаное болото», ограничиваясь названием страны.

Предположим, за последний месяц я пообщался с десятком людей в возрасте от 20 до 30 лет, которые долгое время жили в России (в основном), а так же в Европе и США и приехали в Армению в течение последних двух-трех месяцев и уже успели найти здесь работу. Когда я спрашивал их, насовсем ли они вернулись, самый популярный ответ звучал как «наверное уеду обратно, не могу привыкнуть». Когда я спрашивал, «к чему?», на первом месте было «да люди пиздец». Определение емкое, расшифровывалось в каждом случае индивидуально.

В обох случаях речь идет, разумеется, о родившихся (а чаще всего — и выросших здесь) армянах, у которых тут есть как минимум корни, как максимум — постоянно проживающая родня. В обоих случаях речь может идти о другом (возможно — большем) количестве, однако пропорцию я обозначил реальную.

Почему так?

Как написать идеальный текст?

Например, берете цитату «Лучший предсказатель будущего поведения — прошлое поведение» и, перед тем как нажать кнопку post, замираете. Думаете «наверное надо как-то пояснить», и добавляете, что это, конечно, не аксиома и что, конечно, из нее всегда следует ряд исключений. Снова тянетесь к кнопке post и снова замираете. «Нужен пример, думаете вы». Пишете «если человек, продавая чурчхелу, обвесил за последний год несколько тысяч покупателей на пару сотен килограмм, то, с большой вероятностью, он обвесит еще не одну сотню». Добавляете для гарантии еще пример: «если мужик был женат семь раз и все семь раз громко разводился из-за того, что ходил налево по три раза в день после еды, то есть серьезная вероятность, что восьмой его брак прервется (или не прервется) по той же причине». Потом думаете «ок, надо добавить исключение». Пишете «если бабка девяноста лет в период с пятнадцати до двадцати поменяла пять сотен половых партнеров, после чего вышла замуж и живет с одним чуваком по сей день (уже на кладбище), то вероятнтость, что в восемьдесят девять к ней в очередь выстраивались десятки хуев, довольно мала». Чтоб совсем все встало на свои места добавляете, что человека среднего возраста, в общем, можно пустить спать в свою постель (при наличии желания это сделать, разумеется) и не стоит бояться, что он обосрет вам простынь невзирая на то, что когда он был грудным ребенком — он обосрал и обоссал не одну сотню.

Вот, значит, обложили вы эту прекрасную цитату со всех сторон уточнениями и примерами, исключениями и метафорами и поняли, что текст уже набрал три тысячи знаков. А поскольку люди привыкли, что цитата подается на картинке и состоит из, от силы, сотни символов, вы начинаете сокращать.

Ну, тут способов есть десятки и зависят они как от вашего темперамента, таланта и стиля, так и от того, кому и для чего вы собираетесь текст подать. То есть, если текст должен быть кинут своре псин, чтобы они из-за него грызлись — способ один. Если он предназначен небольшой и теплой компании умных людей — способ другой. Если текст должен превратиться в то, что надо бросить на вентилятор — способ третий.

Но чаще всего вы начинаете сливать прилагательные, а затем уточнения. Затем вы убираете лишние примеры. Выбрасываете метафоры. А потом вы увлекаетесь, и из «если бабка девяноста лет в период с пятнадцати до двадцати поменяла пять сотен половых партнеров, после чего вышла замуж и живет с одним чуваком по сей день (уже на кладбище), то вероятнтость, что в восемьдесят девять к ней в очередь выстраивались хуи, довольно мала» получаете «пятнадцатилетняя шалава не обязательно шалава до гроба», а из «человека среднего возраста, в общем, можно пустить спать в свою постель (при налиции желания это сделать, разумеется) и не стоит бояться, что когда он был грудным ребенком — он обосрал не одну сотню памперсов, пеленок и простынок» получается «не все взрослые ссутся и срутся».

В этот момент вы понимаете, что тонкие смысловые грани стерлись и все условные шестигранники у вас стали цилиндрами (а то и брусками) и что стилистически текст стал напоминать «шершавый язык плаката». И, если у вас остались силы и в бокале еще не пусто, вы пытаетесь найти что-то среднее, какой-то компромисс. А потом вам звонит друг и говорит «мы тут гуляем, а ты чем занят?». И вы думаете «да ну на хуй, идиоты все равно ничего не поймут, а умным и объяснять не надо» и постите цитату без всяких пояснений. Или, если в бокале (и в бутылке) пусто, быстренько пишете «мудаки вы все, чтоб вам пусто, блядь, было» и идете гулять. Или, если у вас нет бокала, но вы японец в красивом кимоно, пишете «от бамбука — бамбук» и, несмотря на то, что изначальный смысл утрачен полностью, идете гулять, наслаждаясь лаконичностью.

И бамбуком.

Роберт Саттон

Вот щас все «больные тренигами и мастер-классами» пиздят про книгу Роберта Саттона «Не работайте с м*даками. И что делать, если они вокруг вас». Я книгу не читал, про автора могу сказать только то, что он, похоже, не мудак (в отличии от 90% читателей его книги), но зато узнал, что одна из моих любимых фраз, вероятнее всего, из этой книги:

«Лучший предсказатель будущего поведения — прошлое поведение».

yerevanmetro.ru

Простите, напиздел. Вот тут (https://glazunov.am/blog/ochen-priyatno-car), когда меня в качестве директора ереванского метрополитена поздравили с Днем железнодорожника я написал, что созданный мной сайт https://yerevanmetro.ru в течение пары месяцев был указан в качестве официального в армяноязычной Википедии, а потом был заменен на официальное говно (http://www.yermetro.am). Так вот, простите, я напиздел — мой сайт указан в качестве официального в русскоязычной Википедии: https://ru.wikipedia.org/wiki/Ереванский_метрополитен:

yerevanmetro.ru

По-моему это очень мило :-)

Чо ты там написал…?

А больше всего меня бесит, когда люди (в какой-то общей компании, или еще хуй знает какие, в общем — далекие люди, потому что близкие знают о том, что было до открывающей скобки) говорят «кстати, чо ты там написал про […]?». Они честно говорят «я сам текст не читал, только заголовок», а самые охуевшие добавляют «ну ты кратко перескажи». Иногда еще говорят «в чем там суть была?». И у меня реально глаз начинает дергаться и потенциально опасно, если у меня в этот момент в руке вилка. На самом деле, они ничуть не лучше тех, кто спрашивает тебя в каком-то мессенджере, типа «не слышал чо завтра с погодой?» или тех коллег, которые, опять же, пишут, например «Сань, забыл, каким шорткатом делается то-то и то-то?». Объяснять, в чем их похожесть, думаю, не надо — и те, и другие беспардонно ленивые хамы (да-да, а вы думали это я хам, потому что применяю слова «хуй», «блядь» и «ебаный в рот»? хуй вам, в таком случае). Но первые однозначно круче, чем вторые. То есть им вроде как любопытно, «что я там написал», но читать они не умеют, как сегодняшнее большинство, а поэтому, «гражданин автор, сделайте шаг вперед и на доступном народу языке извольте изложить еще раз». И еще раз. И еще. И как назвать таких людей, кроме как бесполезными уебанами, я искренне не знаю. Какой рулеткой измерять их царапающую небо корону я не знаю тоже. Дело тут, кстати, совершенно не в личной обиде, потому что здесь ее нет. Здесь есть раздражение и злость, что очередные 50-120 кг биомассы не делают полезное дело — не удобряют какие-нибудь плантации. Ну или не участвуют в природной пищевой цепочке в качестве корма для личинок мух (also known as «опарыши»). Такие дела.

P. S. У меня прекрасное настроение, а то будете щас как обычно орать, что я злой.

Скажи, только «да или нет», который час?

«Ты что же бюрократию разводите? Ты что же, не видите, какого оно цвета? […] а ты что же — номерами здесь жонглируете?»:

Скажи, только "да или нет", который час?

Мое любимое — «не могли бы вы писать так, как мне нравится и не писать так, как мне не нравится»:

Скажи, только "да или нет", который час?

Про лишний вес

Я хотел начать с фразы «прошедшая неделя была тяжелой. Я похудел до каких-то, похоже, отрицательных значений, потому что сегодня у меня с пальца свалилось кольцо, которое на него ранее с трудом налезало, и укатилось за шкаф». Потом я вспомнил, что с такой фразы я начинал пост «субботние спайдермены» (https://glazunov.am/blog/saturday-spidermans) и это было в сентябре 2011 года.

Вообще, конечно, ситуацию со спаданием с пальца кольца я представлял себе несколько иначе. Мне должно было быть минимум 97 лет, я должен был всех заебать своим долгожительством и мерзким характером, но около трона, на котором я сижу, костлявый и весь в перстнях, должны постоянно тусоваться всякие наследники, которые должны поднимать с пола перстни, целовать мне руки и нанизывать их обратно, иначе лишу наследства, блять. А я периодически буду утомляться от всего этого и хрипло восклицать «вооооон!», они будут съебываться и сидеть под дверями в мои покои и ждать часами, когда я их пущу вновь.

Ну, перстни я ненавижу пока, да и жест «вооооооон!» мне пока удалось исполнить существенно менее масштабно: когда в ОВИРе меня спросили, что делать с прописанными в моей квартире, я понял, что это он — звездный час, и изобразил жест, приправив его сказанной капс локом фразой «всех! вон!». Жестом я смахнул со стола пару каких-то бумажек, а вербальным капс-локом чуток напугал операционистку. Но лучше так, чем никак, потому что до 97 лет я доживу едва ли.

Зато я вспомнил отличную историю про худобу. Родители одной девочки в глубокое советское время позвали в гости каких-то сверхинтеллигентов, потому что те знали кого-то, кто может дать пиздец как нужную родителям справочку. В квартире жили родители, бабушка и девочка. Девочку дрочили неделю по поводу того, как вести себя за столом, а пролетарской бабушке строго-настрого запретили появляться перед гостями, во избежание. И вот, значит, стол накрыт силами знакомых, «доставания дефицита» и прочих примочек. Девочка ведёт себя идеально, все складывается отлично. Гости отсидели протокольные три часа и стали собираться. И вот, в прихожей стоят одетые гости, родители со взглядом «как нам жаль, что вы уходите» и девочка. И кто-то из гостей говорит одновременно с материнской и отеческой интонацией «Леночка, какая ты все-таки худенькая!». В эту же секунду открывается дверь в комнату бабушки, за косяк хватается костлявая бабкина рука, следом из приоткрытой двери высовывается ее же голова и, оглядев всех присутствующих, выкрикивает «а потому что не жрет нихуя!». Дверь захлопывается, гости падают в обморок, родители делают харакири, девочка хохочет.

Последнее, впрочем, я от себя добавил. Дальше захлопнувшейся двери я эту историю не знаю.

Очень приятно, царь!

Сегодня меня зовут Пайлак Гарникович, и неспроста. В свое время я сделал сайт http://yerevanmetro.ru, чисто чтобы скидывать туда свои фотки, заметки и голосовые записи. Потом мне стали писать и присылать фотки читатели. Во многом это произошло благодаря тому, что у метро Еревана не было совсем никакого официального сайта. Потом мне стали писать бабки и прочие «дорогая редакция», типа не мог бы я добавить третий вагон или хотя бы сделать проезд не по 100, а по 50 драм. Потом армянская «Википедия» указала адрес моего сайта в качестве официального (правда, через пару месяцев убрала). Потом я забросил проект. Потом официальный метрополитен Еревана запустил официальный сайт метрополитена Еревана, на русскоязычной главной странице которого было написано «наши профессиональные работники помогут вам в любом совете» (подробнее: հttps://glazunov.am/blog/oficialnyj-sajt-erevanskogo-metro). Все время существования моего сайта в его «подвале» честно было написано, что он не является официальным и принадлежит частному лицу. По сей день, однако, по запросу «метро еревана» я нахожусь где-то сразу, а официальный сайт — где-то очень не сразу. Возможно, именно поэтому только что я получил от метро Санкт-Петербурга официальное поздравление с Днем железнодорожника:

Пайлак, очень приятно

Пайлак, очень приятно

P. S. Я, конечно, отправлю ссылку на этот пост секретарю руководителя Питерского метро Можаевой Алёне, чтобы настоящий Пайлак Гарникович тоже был поздравлен, а то как-то некрасиво — я ведь даже не армянин :-)