Про границы допустимого

Есть у меня друг здесь, в Фейсбуке, Давид Погосян. Отличный и умный парень, не без заебов, разумеется, но что может быть скучнее, чем человек, совсем лишенный заебов? Давиду нравится Арпине Ованнисян (первая женщина-министр юстиции Армении). Мне, кстати, она тоже нравится (внешне, ибо о ее личности и профессиональной деятельности мне ничего неизвестно). Она реально яркая и эффектная баба. Давид у себя в Фейсбуке периодически постит ее фотки. Меня они радуют, когда я встречаю их в ленте, потому что всегда приятно увидеть что-то симпатичное.

Про границы допустимого

Но каменты у Давида под фотками Арпине, каменты — это жесть. Условно они делятся на три типа, первые два из которых мне понятны, а третий повергает в беспробудное веселье. Первый тип, разумеется, звучит как «тварь, уродина, шлюха, продажная дура» и так далее. Второй тип звучит как «красавица, умничка, профессионал, честная, ангел». Ну, люди имеют право на мнение и эти два типа каментов понятны и «одинаково похуй».

А вот третий тип, собирательно и обобщенно, звучит как «Давид, какое ты имеешь право публиковать фотографии этой женщины, разве она давала тебе на это разрешение; она ведь чья-то дочь, может им это неприятно; она не медийная личность (sic!)» и все в этом духе (вот тут этот трэш: https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1202313973285386).

Беспробудное веселье у меня вызывает тот факт, что авторы этих комментариев массово забыли, что они в интернете, где можно постить абсолютно все, что лежит в публичном доступе, а то, что лежит не в публичном (у кого-то «под замком», «френдс-онли» и т. п.) тоже, сюрприз, можно постить. И критерием тут является только понимание нравственности и тактичности автором. Ну, точнее, перепостчиком.

Если покопаться в комментариях к новостным статьям, где фигурирует Арпине, можно увидеть немало комментариев «я ее маму ебал», «кончу ей в рот, тварь» и так далее. Но я почему-то не встречал там тех же вот «борцов за прайвеси», которые написали бы «дорогое СМИ, какое у вас есть право публиковать фото этой женщины?!». Потому что тэгом «новость» можно полить любое говно и любое, самое непристойное вмешательство в частную жизнь и люди будут это хавать, потому что «в новостях можно все».

Арпине, очевидно, не дура, и если бы ей не хотелось, чтобы ее фотографии попадали в сеть, она бы не занималась публичной политикой, носила бы паранджу и запрещала бы себя снимать. Но она выбрала публичную политику, а значит, в курсе, что ее будут фоткать из-за угла, а потом постить в соцсетях с приличными и неприличными комментариями. Поскольку, как я сказал, Арпине, скорее всего, не дура — она вертела на хую чуть более, чем всё, что о ней пишут в интернете.

Возвращаясь к Давиду, хочется отметить, что он как раз ее фотки выкладывает максимально почтительно, тактично и позитивно, поэтому под его постами взвизгивания «какое вы имеете право» звучат особенно беспомощно и смешно. В общем, Арпине — красотка, Давид — молодец, а на говноедов и параноиков надо срать, такая у них участь.

P. S. Я специально написал «Давид Погосян» вместо «у меня есть один друг, не буду называть имени», потому что «это интернет, детка». Давид пишет публично, поэтому спрашивать его, можно ли публично обсуждать то, что он написал — то же самое, что спрашивать у цайтахпюра «простите, нельзя ли из вас попить?».

Вконтактнуть
Телеграмнуть