Про свободу, опять

Поскольку я обожаю двойные, тройные и четверные стандарты, в этом посте я буду называть себя блогером. Так вот, когда выяснилось, что я блогер и меня стала периодически почитывать моя мама, у нее ко мне, разумеется, возникли вопросы самого разного характера. Ну, начиная от «зачем столько мата» и заканчивая локальными «а вот в том посте ты так написал, а ведь это не так!». Я маму нежно обожаю и еще более нежно уважаю, поэтому мне стоило определенных внутренних усилий установить некоторые правила и рамки, а именно — не обсуждать со мной мои посты. Читать — пожалуйста, я никогда не писал под замок, но не обсуждать. Ну, как минимум, потому что у постов могут быть самые разные мотивы, начиная от накидывания говна на вентилятор и заканчивая искренним эмоционированием; как максимум — потому что у нас прекрасные, теплые и при этом достаточно искренние отношения и любую тему мы и так можем просто обсудить, не на основе написанного.

Я к тому, что очень давно я принял в качестве принципа, что высказывая какое-то мнение, я не буду останавливаться, если оно потенциально может обидеть моих близких, друзей или еще каких-то важных людей, или просто какую-то группу людей (и уж тем более всех остальных). В моей картине мира это называется уважением, потому что я не считаю своих близких безмозглыми баранами, принимающими все на свой счет и уважаю их право иметь любое мнение относительно любого моего мнения. Да, жизнь — сложная, я могу ненавидеть тупость и любить одного конкретного дурака; могу ненавидеть гламур и обожать конкретную гламурную дуру. «Всех остальных» я в принципе вертел на хую, поэтому если кто-то где-то обидится на мои слова — мне будет совершенно ровно. С тех пор я могу одним постом пройтись по всем гламурным дурам и идиотам, не делая оговорок; или написать о чем-то, что в корне расходится со взглядами моих близких друзей. И, слава аллаху, это пока не приводило к тому, чтобы «от меня отворачивались друзья» или чтобы мы ругались с родными. Ну а про «всех остальных» я уже сказал — они приходят и уходят каждый день десятками и такое положение вещей меня полностью устраивает.

Эта небольшой эпизод деятельности в моей картине мира именуется частью свободы (и, разумеется, ответственности). По этой причине, например, мне не пришло бы в голову оставаться работать в компании, где эту часть моей свободы попытались бы ограничить, сообщив, что «их сотрудник не может быть столь резок» или, типа «он не может быть против гомофобии» и все такое. Тут есть вполне четкая и логичная грань. Скажем, нельзя поливать говном компанию, в которой ты работаешь (а лучше — вообще ничем ее не поливать, сохраняя нейтралитет). Нельзя персонально обливать говном сотрудников компании, в которой ты работаешь, даже если они этого заслуживают (а лучше — вообще ничем не поливать, сохраняя нейтралитет). Нейтралитет лучше сохранять, даже покинув компанию, хотя в этом случае рамки чуток расширяются.

Так вот, за многие годы «блогинга» (пиздец, какое слово) я ни разу не пожалел об этом принципе. Во-первых, потому что я честен с самим собой и мне не бывает стыдно за свои взгляды любого периода, поскольку они никогда не формулировались под влиянием какой бы то ни было конъюнктуры (искренние заблуждения — другое дело, мы все люди). Во-вторых, потому что люди, однажды полюбившие тебя «за любовь к иисусу» (подробнее: https://glazunov.am/blog/ya-tozhe-obozhayu-iisusa) очень хорошо фильтруются, если ты завтра вдруг полюбил аллаха (в том смысле что умные делают выводы и принимают решения, а глупые хлопают дверями с криками «ты нас обманул»). В-третьих, потому что поступая так, ты физически чувствуешь тот самый маленький кусочек свободы, а это очень дорого.

Потому что в составе личной свободы нет дешевых компонентов.

Плюсануть
Вконтактнуть