Лежачие полицейские

Есть в Ереване улица со слегка поэтичным для русского уха названием «Сараландж» (переводится как «склон холма», кстати), она огибает «малый центр» сверху. Вообще-то она хуевая и неудобная — очень узкая и кривая. Прямо с нее есть входы в стоящие на ней частные дома (реально, выходишь из дома — прямо перед глазами машины едут). Частично ебанутость этой улицы объясняется тем, что в советское время на ней лежали рельсы, и ездили там электрички несколько раз в день. Скажем, тот факт, что сейчас с главного вокзала Еревана нельзя добраться до Севана объясняется отсутствием именно этих рельсов. Но это все лирическое отступление.

Однажды произошла трагедия — на этой улице машина насмерть сбила ребенка. Выбежал ли ребенок сам из дома под колеса, не заметил ли его водитель — я не знаю; смерть ребенка это, безусловно, трагедия. Родители (наверное) поставили рядом с тем участком улицы, где это произошло, «пулпулак» (он же «цайтахпюр» — питьевой фонтанчик) в память о погибшем ребенке, возле него регулярно появляются свежие цветы и веночки.

Одновременно с этим (возможно, чуть позже) произошло еще кое что: перед, «врямо в» и чуть после этого места возникли лежачие «полицейские». Я не знаю, положили их ГАИ, или, возможно, сами родители, а может быть — родители живущих по соседству детей; но они там лежат и приводят к тому, что даже не в «часы пик» половина длины улицы, которая и так двигается очень не быстро, почти встает.

И это мне напоминает то, как Россия борется с терроризмом. Ну типа, террористы пользуются «Телеграмом» — запретим нахуй вообще «Телеграм». Террористы едят — запретим вообще еду. Террористы спят — запретим все кровати (и сон заодно). Террористы, как правило, люди — запретим нахуй людей! Я утрирую, если кто не понял, но не особенно сильно.

Один эпизод не должен приводить к внедрению радикальных мер, почти никогда и почти ни в чем. Даже несколько эпизодов, как правило, не должны к этому приводить. Хотя это совершенно не отменяет того, что гибель ребенка — трагедия. Безусловно и всегда.

Но.

На проспекте (главном, Маштоца) детей что, ни разу не сбивали? А на Аршакуняц? А на Ханджяна? А на других улицах Еревана? А какого тогда хуя ни одна из улиц не представляет собой волну из «лежачих», по которой можно ехать не быстрее, чем улитка; почему досталось только «Сараландж»?

В России есть ГИБДД, в Армении есть свое ГИБДД, которые получают ебаную кучу денег как раз и именно на то, чтобы пре-дот-вра-щать аварии и следующие за ними трупы. Их работа — изучать проблемные и потенциально опасные дорожные отрезки и думать, какие меры можно принять, чтобы эти части дорог стали безопаснее. Но если у этой организации хватает мозгов только на то, чтобы окружить место гибели в результате ДТП «лежачими полицейскими» то, на мой взгляд, это дает повод сильно задуматься о квалификации сидящих там специалистов.

Выгнать нахуй, иными словами и набрать нормальных. Или не на хуй, а хотя бы в другую, более успешную в этом деле страну, чтобы они там поучились уму-разуму.

Плюсануть
Вконтактнуть