Чистые трусы

Удивительно все же, насколько людей привлекают подробности личной жизни, даже совсем незнакомых людей. Таксисты, задающие мне стандартный комплект вопросов, не активизируются после ответа «дизайнером», но оживают после фразы «не женат». Люди чаще кликают по ссылкам «подробности жизни Пугачевой и Галкина», чем по ссылкам «отличный способ похудеть», хотя оба варианта говно. «Википедия» — не самый посещаемый ресурс интернета. Однако больше всего мне нравится «синдром исключительности», который активизируется в людях при виде «чужих трусов».

Скажем, я сегодня в Фейсбуке поставил статус «в браке». К статусу я получил пяток комментариев, зато в личные сообщения за то же время мне написали 37 (!) человек с вопросами:

  1. Кто она?
  2. Можно фото?
  3. Поздравляю, а кто она?
  4. Поздравляю, а можно фото?
  5. Поздравляю, наконец-то!
  6. Саня, ты там бухой?

Из 37 человек 36 были из числа «подписчиков», то есть незнакомых мне лично левых людей (щас они обидятся и отпишутся). 1 человек был хорошо знаком и, думаю, несложно догадаться, какой вопрос он задал.

Здесь не лишним будет отметить, что никогда в жизни я в публичном пространстве не распространялся о личной жизни и не собираюсь делать этого впредь (поржать — другое дело). Во-первых, потому что в наш цифровой век я чрезвычайно ценю моменты, которые остаются не цифровыми. Во-вторых, потому что любой аспект моей личной жизни — не собачье дело каких-то левых людей. В-третьих, потому что лично мне глубочайшим образом похуй, кто на ком женился, кто кого трахнул и кто кого от кого родил, за исключением чрезвычайно узкого круга людей. А поскольку мы все же примитивные создания и любим «судить по себе», я наивно распространяю пункт третий на всех, считая особо любопытных «сбоем в системе». Корявая получается система, я про нее вспомнил анекдот:

Умер Эйнштейн, попал на небеса, встретился с богом. Бог говорит «ты был клевым дядькой, так что давай, разрешаю задать мне любой вопрос. Эйнштейн подумал, и говорит «слушай, ну ты всяко вот это все намутил по какой-то формуле, в смысле сотворил мир, людей и все такое; покажи, а?». Бог говорит «ок, смотри», и разворачивает перед Альбертом ахуенного размера лист, на котором написана ахуенного размера формула. Эйнштейн с интересом и восхищением начинает изучать формулу. Смотрит, смотрит и вдруг поворачивается к богу и восклицает «смотри, у тебя здесь ошибка!». На что бог, скромно потупившись, отвечает: «да, я знаю».

В общем, мне никогда не понять феномен того, что чужие трусы любой степени свежести всегда были и будут людям интереснее, чем по-настоящему интересный факт из любой другой сферы.

Плюсануть
Вконтактнуть