Компра

«Вы тут сидите, а я вам рассказываю правду о человечестве» — так однажды сказал небезызвестный В. В. Жириновский. Небезызвестный Мединский как-то раз на вопрос «когда вы лжете?» ответил «никогда» и со стула от смеха ебнулся не только задававший вопрос Познер, но и многие другие люди. «Если вы хотите, что бы никто не узнал о вас нечто, то, возможно, в первую очередь вам не стоило делать этого» — слова Эрика Шмидта, некогда (а возможно и сейчас) председателя совета директоров Google.

Впрочем, это все присказка, а сказка у нас будет о компромате. Многие люди очень боятся компромата, под которым, в данном случае, следует понимать «некие порочащие сведения». Щас я расскажу, как надо поступать, если на вас нашелся компромат и вам грозят его обнародованием.

  1. Скажем, у кого-то появилась переписка, в которой вы за 1000 баксов соглашаетесь заняться сексом с конем. Вам присылают скриншот этой переписки и говорят «давай 1000 баксов мне, и я буду молчать, а ты избежишь позора». Неправильный вариант: вы начинаете бояться, искать бабло, злиться на «шантажиста» и тратить нервы. Правильный вариант: берете эту переписку и немедленно публикуете ее сами, снабдив комментарием типа «это когда курс был 36 рублей». От вас громко отворачиваются три долбоеба, «шантажист» срет кирпичами. Больше ничего не происходит.
  2. У кого-то есть фотка, на которой вы… даже не знаю. В одежде монашки мастурбируете распятием, или типа того. Вам присылают эту фотку со словами «давай 1000 баксов мне, и я буду молчать, а ты избежишь позора». Неправильный вариант я уже описал, а правильный будет простым. Скриншотите все вместе с «сообщением шантажиста» и публикуете с комментарием «запятая перед «и» лишняя». От вас громко отворачиваются три православных долбоеба, вы получаете тысячу лайков, «шантажист» срет кирпичами. Больше ничего не происходит.
  3. Предположим вы гей, лесбиянка, транс, или даже коммунист и об этом кому-то стало известно. Не надо бояться, трястись, расходовать нервные клетки, искать деньги или связи в шестом отделе. Так же не надо писать что-то вроде «друзья, у меня важное признание, я гей (или коммунист)!». Надо написать «произошло ужасное: сегодня в кафе я взялся за край стола, чтобы придвинуть его ближе к себе, и попал пальцем в чью-то жвачку! Кстати, я гей (и коммунист)». От вас тихо отворачивается пара долбоеба, «шантажист» срет кирпичами. Больше ничего не происходит.

Я знаю, о чем говорю, поскольку со мной пытались проделывать нечто подобное не раз. Один был особенно смешным. Когда-то еще в ЖЖ (livejournal) я запостил «под замком» фотку, на которой меня запечатлели бухим и спящим на бильярдном столе в позе самолета. Голым, разумеется, это же была сауна. И вот какой-то из френдов оказался мудаком и реально стал требовать денег, «а то он покажет фотку общественности». Разумеется я немедленно сам показал фотку широкой общественности, получив два типа комментариев. Первым типом были вариации на тему «хахаха, лол». Вторым типом были комментарии, типа левое яйцо у меня несколько больше, чем правое. Третий комментарий я получил от «шантажиста» в личку и звучал он так: «ну ты сцуко!».

Почему нервные клетки во всех перечисленных случаях дороже имиджа? Это очень просто, надо только знать секрет: всем на всех похуй. Это очень важно понимать и всегда помнить. Не похуй всем становится только тогда, когда вам самому не похуй, поэтому не нужно делать громкие признания громко; надо делать их так же, как жвачку в супермаркете пиздить, то есть на ходу и как бы нечаянно. С другой стороны, если вы кого-нибудь убили, то не надо об этом никому рассказывать, и не надо допускать, чтобы кто-то стал свидетелем этого процесса. То же самое касается случаев, когда вы «крепкий хозяйственник» и под шумок спиздили пару миллиардов.

С другой стороны, насколько я вижу, обнародование таких вещей тоже совсем не страшно.

Плюсануть
Вконтактнуть