Кайфуйте / Совет дизайнерам #11

Глобально я работаю один уже много лет. Ну, понятно, что я постоянно взаимодействую с каким-то людьми и компаниями. Это могут быть «якорные клиенты», постоянные помощники и так далее, но в общем и целом в последние лет 10 никто не смог бы сказать «Глазунов работает у меня/нас». Мне такая позиция (или давайте назовем ее «бизнес-модель», так будет более модно) очень нравится и в ней я себя чувствую наиболее комфортно. Это напоминает мне договоренность Познера с «Первым каналом»: он постоянно поправляет журналистов, говоря «нет, я не работаю на „Первом“, канал просто покупает мою программу».

Точно так же, я могу физически находиться в какой-то организации, иметь там стул и стол, а если повезет — даже компьютер с интернетом. В этой компании у меня появляются определенные компетенции (я сознательно не называю их полномочиями) и определенные условия, при которых компании интересно «покупать мою программу», ну типа необходимости чтить определенные пункты полуустава текущего монастыря. Но у меня не появляется пакет «должностных» обязанностей и прочее говно, все остается очень простым: если компании от меня что-то нужно — мы садимся и обсуждаем, на каких условиях я могу компании в этом помочь. Можем договориться. Можем не договориться. Можем прийти к компромиссу. Можем не прийти. Но ситуация, когда компания говорит «ты обязан сделать это, потому что работаешь у нас» — невозможна. Невозможна и другая ситуация: я не могу сказать «а где мой платный отпуск или тринадцатая зарплата». И то, и другое мы можем обсуждать и в итоге договориться (или не договориться).

При таком режиме взаимодействия очень важным становится двустороннее понимание фразы «свобода означает ответственность». Я, скажем, могу с завтрашнего дня начать ходить на работу голым, корпоративный дресс-код на меня не распространяется. Но руководитель может счесть, что с этого дня ему не стоит «покупать у Познера программу, потому что Познер, кажется, ебанулся», и я должен об этом помнить. Руководитель, опять же, может сказать, что с завтрашнего дня весь офис в обязательном порядке начинает общаться только на армянском языке, имеет полное право. Но в этом случае я могу захотеть продавать свою программу «другому каналу». Свобода, ответственность и умение быть динамичным, гибким — вот какие качества воспитывает такая бизнес-модель.

Ровно по этой причине такая модель не подходит огромному количеству людей — у них нет потребности в свободе (или смелости, чтобы ее реализовывать), они не хотят самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность, они не хотят развивать в себе гибкость, ограничиваясь играми «какому начальнику какое место лизнуть».

Мне сложно сосчитать, какое количество заказов я получил в результате диалога:

— нам нужен сайт
— ок, стоить будет ХХ
— отлично, подготовьте договоренность
— у меня нет договора, прочтите оферту и примите ее
— но нам нужен договор
— а сайт вам нужен?
— да, но нам нужен и договор
— сожалею, но тогда с сайтом я помочь не смогу
— ок, делаем как вы сказали

Если бы я был сотрудником какой-то компании, корпоративная этика и бюрократия не позволили бы мне провести диалог так и сайт, может быть, я бы и сделал, но потратил бы кучу нервов на какие-то бумажки и прочее говно, потому что был бы обязан учитывать бумажки и бюрократию.

Сложно сосчитать, какое количество заказов я потерял в результате диалога:

— нам нужен логотип
— ок, будет стоить XXX
— боже, но в «той» компании делают за X!
— рад за них, у меня это стоит XXX
— а скидку вы нам не сделаете?
— с каких хуев? (ок, «с какой стати?»)
— ужас, уходим к «той» компании

Если бы я был сотрудником какой-то компании, корпоративная этика и бюрократия не позволили бы мне провести диалог так и логотип, возможно, пришлось бы сделать. Хуевый, потому что «из под палки», но пришлось бы.

Сложно сосчитать, сколько проектов я сделал бесплатно, заплатив субподрядчикам из своих денег, потому что клиент и его дело мне нравились, но клиент был совсем мал и беден. Сложно сосчитать, сколько проектов я сделал раз в десять дороже, чем «среднее по рынку», потому что клиент очень хотел со мной работать, а я с ним — не очень. Невозможно сосчитать, сколько раз я был бы вынужден оправдывать или обосновывать свои решения перед кем-то, потому что таких случаев в моей бизнес-модели быть не может.

В Армении, кстати бывают казусы. Дело в том, что «стоимость дизайна» всегда берется «с потолка». Ну ок, я могу прикинуть, сколько киловатт сожрет комп и сколько будут стоить фотки в банке, но оценить (объективно) сколько стоит эта вот конкретная идея я не могу. Поэтому очень часто для разных клиентов одна и та же по типу работа делается по цене, отличающейся раз в 10-20. Причем тут Армения? Ну, при том, что хоть я и строжайше блюду коммерческую тайну, ее не всегда блюдут клиенты и говорят кому-то «вон, смотри, Саня мне сделал то-то всего за столько-то». Чувак приходит ко мне, объясняет что нужно, а я называю цифру на три порядка выше. И чувак такой «но ты же вот тем сделал за столько-то, почему с меня столько?». Самый кайф моей бизнес-модели в том, что я могу ответить «потому» и оставить чувака хлопать глазами, ничего больше не объясняя. Потому что я не работаю на «Первом канале», канал просто покупает мою программу, а уж как и с кем ее вести — мое дело.

Кайфую, в общем, чего и всем остальным желаю :-)

Вконтактнуть
Телеграмнуть