Дети (святое)

Многие здесь знают, что детей я не люблю. У меня нет вот этой дефолтной нежности, типа «ооо, лапочки, глазоньки» по отношению к малышам; нет никакого умиления по отношению к более старшим детям. В общем и целом я к ним отношусь так же, как ко взрослым: святых нет; есть конченые уроды, есть нормальные, а есть редкие уникумы; чаще мешают и отвлекают, чем составляют приятную компанию; ну и так далее. Однажды, когда в компании друзей кто-то сказал, что «когда видит группу детского садика на прогулке — как будто видит ангелочков». Хуй знает, когда я вижу группу детского садика на прогулке, я думаю «так, их 20; значит один станет убийцей, трое нарками, четверо алкашами, 15 из них безнадежно тупые, и где-то в этой толпе есть пара человек, которые вырастут и станут охуенно клевыми». Мне тогда сказали «как ты можешь так говорить о детях, это же святое!». Я чуть не блеванул от этой формулировки и ответил, что вопросы об их будущем и моем к нему отношении надо адресовать не мне, а статистике — она ведь не из воздуха берется.

Однажды мы с другом, давно, еще в Красноярске, куда-то шли. А надо сказать, что в России (ну, в Красноярске — точно) оооочень дисциплинированные водители: реально, ставишь ногу на «зебру» — все машины встают как вкопанные; но при этом, если ты суешься переходить дорогу там, где «зебры» нет, никто тебя не пропустит, если только ты не бросишься под колеса. И вот идем мы, значит, по каким-то делам (бухать?), и нам надо перейти дорогу, а переход метрах в семиста от нас. И мы поглядываем на оживленный четырехполосный проспект, но не решаемся попробовать перебежать. И вдруг я толкаю друга на дорогу с криком «бежим, эту пизду с телегой точно не задавят!», и только перебежав дорогу друг понимает, что я говорил о девушке с коляской, которая решила перейти дорогу как раз там, где мы шли и к которой мы удачно пристроились. Ну, это был мой лучший друг, поэтому он просто долго ржал, понимая, что это «фигура речи», а не отношение. В другой раз при менее близком друге я в телефон сказал коллеге «выключи своего недоноска, я тебя не слышу», имея ввиду плачущего ребенка. Друг, поскольку был менее близким, вытаращился на меня такими глазами, как если бы я откусил ребенку голову. Пришлось объяснять, что мы с коллегой десять лет знакомы, она хорошо знает мою манеру выражаться и понимает, что я вовсе не считаю ее ребенка каким-то особым недоноском и вообще не хочу ни ее, ни его обидеть.

Вот щас у меня во дворе орут дети и мешают писать пост. Поскольку крики реально раздаются такие, как будто из них изгоняют коллективного дьявола, я даже выглянул в окно и посчитал — их там семнадцать штук! А месяц назад в это время их бывало штук семь-десять. И я понял в чем дело: в наш «двор-коробку» въехали несколько семей из Степанакерта и понятно, что многие семьи были с детьми. Я как-то сразу потеплел и подумал «да пусть кричат, главное, что живые и здоровые».

Вконтактнуть
Телеграмнуть