«Мы осиротели!»

Который день я слышу в такси, маршрутках и магазинах песни Шарля Азнавура. Который день уже я слышу и читаю бесконечное «мы осиротели», «как теперь?», «без него все будет иначе» и прочий поток соплей. Который день я вижу на аватарках черно-белого Шарля. Граждане, громко и пышно убитые горем, у меня к вам вопрос: а какого хуя я раньше не слышал господина Азнавура из каждого утюга? А какого хуя, пока он был жив, вы не говорили восторженно каждый день о том, как он для вас важен и свят? Каждый таксист, столь убивающийся сегодня по «всемирно известному шансонье» до его смерти спокойно и с удовольствием слушал Круга и прочий «радио шансон» с «наколочками и иголочками» и предпочитал говорить о том, что турки пидарасы, а правительство гондоны. Это то самое «что имеем не храним, потерявши плачем»? А какого, блять, хуя, вы «не хранили то, что имели», а? Вопрос, впрочем, как обычно риторический.

P. S. Ушедшая вслед за Шарлем Монсеррат была армянкой, гёт эльнем, даже не сомневайтесь. Ну, так ведь жальче, правда?

Плюсануть
Вконтактнуть