Про лишний вес

Я хотел начать с фразы «прошедшая неделя была тяжелой. Я похудел до каких-то, похоже, отрицательных значений, потому что сегодня у меня с пальца свалилось кольцо, которое на него ранее с трудом налезало, и укатилось за шкаф». Потом я вспомнил, что с такой фразы я начинал пост «субботние спайдермены» (https://glazunov.am/blog/saturday-spidermans) и это было в сентябре 2011 года.

Вообще, конечно, ситуацию со спаданием с пальца кольца я представлял себе несколько иначе. Мне должно было быть минимум 97 лет, я должен был всех заебать своим долгожительством и мерзким характером, но около трона, на котором я сижу, костлявый и весь в перстнях, должны постоянно тусоваться всякие наследники, которые должны поднимать с пола перстни, целовать мне руки и нанизывать их обратно, иначе лишу наследства, блять. А я периодически буду утомляться от всего этого и хрипло восклицать «вооооон!», они будут съебываться и сидеть под дверями в мои покои и ждать часами, когда я их пущу вновь.

Ну, перстни я ненавижу пока, да и жест «вооооооон!» мне пока удалось исполнить существенно менее масштабно: когда в ОВИРе меня спросили, что делать с прописанными в моей квартире, я понял, что это он — звездный час, и изобразил жест, приправив его сказанной капс локом фразой «всех! вон!». Жестом я смахнул со стола пару каких-то бумажек, а вербальным капс-локом чуток напугал операционистку. Но лучше так, чем никак, потому что до 97 лет я доживу едва ли.

Зато я вспомнил отличную историю про худобу. Родители одной девочки в глубокое советское время позвали в гости каких-то сверхинтеллигентов, потому что те знали кого-то, кто может дать пиздец как нужную родителям справочку. В квартире жили родители, бабушка и девочка. Девочку дрочили неделю по поводу того, как вести себя за столом, а пролетарской бабушке строго-настрого запретили появляться перед гостями, во избежание. И вот, значит, стол накрыт силами знакомых, «доставания дефицита» и прочих примочек. Девочка ведёт себя идеально, все складывается отлично. Гости отсидели протокольные три часа и стали собираться. И вот, в прихожей стоят одетые гости, родители со взглядом «как нам жаль, что вы уходите» и девочка. И кто-то из гостей говорит одновременно с материнской и отеческой интонацией «Леночка, какая ты все-таки худенькая!». В эту же секунду открывается дверь в комнату бабушки, за косяк хватается костлявая бабкина рука, следом из приоткрытой двери высовывается ее же голова и, оглядев всех присутствующих, выкрикивает «а потому что не жрет нихуя!». Дверь захлопывается, гости падают в обморок, родители делают харакири, девочка хохочет.

Последнее, впрочем, я от себя добавил. Дальше захлопнувшейся двери я эту историю не знаю.

Плюсануть
Вконтактнуть